Эксперт: Трамп показывает КНДР мускулы, но последствий драки не понимает

Во второй половине августа США и Южная Корея проведут новые учения, в которых может быть задействовано два атомных авианосца. Официальный сценарий — ликвидация последствий удара северных корейцев по объектам инфраструктуры и отражение вторжения. Тем временем, до 1 сентября американские граждане должны покинуть Северную Корею.

Ситуация похожа на ту, которая на языке военных описывается как «угрожаемый период» — промежуток времени, непосредственно предшествующий началу войны. О возможности удара по Северной Корее уже не раз «проговаривались» в Вашингтоне. 

Совместные американо-южнокорейские учения, впрочем, проводятся регулярно. А запрет на поездки американцев в КНДР (исключения — для журналистов, сотрудников Красного креста, других благотворительных организаций, а также иных граждан США в целях «обеспечения интересов национальной безопасности») был объявлен на волне возмущения историей американского студента Отто Уормбиера, который скончался 19 июня. Незадолго до этого, находящегося в коме, его выдала КНДР. К 15 годам заключения и исправительных Уормбиера в Северной Корее приговорили за враждебную акцию — надругательство над пропагандистским плакатом. Судя по всему, фото кого-то из северокорейских лидеров Уормбиер попытался в качестве сувенира стащить из служебного помещения гостиницы для иностранцев в Пхеньяне, откуда он выписывался, собираясь возвращаться домой из турпоездки. Официальная версия северокорейцев: в тюрьме он заразился ботулизмом, а после введения медикаментов впал в кому. 

Это может быть правдой, по крайней мере, отчасти. Не исключено, что, как и в предыдущих случаях, когда находился повод арестовать американского гражданина, северокорейские власти надеялись получить кого-то из высокопоставленных и известных американцев, который бы прилетел за арестантом и покаялся перед северокорейским народом. С такой миссией в Пхеньян в недавнем прошлом летали, например, президенты-отставники Билл Клинтон и Джимми Картер. Но на этот раз что-то пошло «не так». 

В ответ на громкую историю Госдеп решил ввести запрет на поездки американцев в КНДР — geographical travel restriction. Официальное сообщение было опубликовано 2 августа. Американские СМИ напомнили, что нарушителям такого ограничения по возвращению на родину грозит уголовное преследование. Хотя и признали, что остаётся лазейка для тех американцев, у которых есть паспорт ещё какой-либо страны. Да и сам запрет предусматривает исключения.

О том, далеко ли до грани, за которой стороны начнут боевые действия, «АиФ» рассказал руководитель Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО им. Примакова РАН Василий Михеев

Александр Колесниченко, АиФ: Действительно не стоит серьезно воспринимать запрет американцам на поездки в КНДР?

Василий Михеев: Понятно, что Госдеп после истории с Уормбиером решил в некотором смысле припугнуть своих путешественников, желающих прикоснуться к экзотике и посетить Северную Корею. Желающих послушать в историческом музее в Пхеньяна рассказ, как Северная Корея наголову разбила вооружённые силы Южной Кореи и США, немного. Посыл у запрета такой: уже если по-прежнему находятся отчаянные идиоты, желающие, например, привезти северокорейцам библию (это запрещено — ред.) или на сувенир своровать со стены портрет вождя, сложить его пополам и угодить за это — надругательство! — в тюрьму, то мы вам вынуждены поездки в КНДР прямо запретить, чтобы не устраивать потом спастельно-дипломатических операций.

— Как вы оцениваете контекст — всё, что происходит сейчас вокруг Северной Кореи, в частности политику на этом направлении США? 

— У Трампа однозначно нет видения политики в отношении Корейского полуострова. В решении проблемы с Северной Кореей он сделал ставку на Китай. Но он считает, что внешняя политика — это бизнес, его предложение звучало примерно так: мы не вводим пошлины на вашу сталь, вы за это разбираетесь с Северной Кореей. Это было бы, наверное, шикарным решением, если бы Китай мог в одиночку призвать КНДР к порядку и выполнению санкций Совбеза ООН, но он не может. Ставки растут, а что делать — непонятно. Поэтому, с одной стороны, идёт игра мускулами. С другой стороны, эти мускулы, может, и надо было бы уже пустить в ход — в том смысле, что Северная Корея своими ракетными пусками (предыдущий состоялся 28 июля) нарушает резолюции Совета Безопасности ООН о ядерных и ракетных испытаниях. Нужно принимать резолюцию о наказании за нарушения и, может быть, сбивать эти ракеты. Но кто будет сбивать, чья противоракетная оборона будет работать? 

Здесь мы переходим к серьезной проблеме — отсутствия доверия, в том числе, в американо-китайских отношениях. Продвижение в решении проблем в этом регионе возможно лишь при доверии и координации действий США, Китая, России, Южной Кореи и Японии. А это сейчас в принципе сложно, и не только из-за отношений России и США.

— В Штатах проговариваются о возможности не просто сбивать северокорейские ракеты, а ударов по территории КНДР.

— Это попытка показать, что Трамп — сильный президент, который имеет и на полном серьёзе рассматривает такую возможность. Но что это значит? Как будут учтены озабоченности Китая и Южной Кореи? Китаю дестабилизация обстановки под боком не нужна, особенно накануне важного для нынешнего китайского руководства съезда компартии. Допустим, американцы разобьют основные военные объекты и артиллерийские позиции, сравняют с землёй Пхеньян вместе с его жителями и северокорейским руководством — кто даст гарантию, что хотя бы один снаряд не долетит до южнокорейского Сеула? Кто будет отвечать за возможные многочисленные жертвы в Южной Корее? Кто обеспечит стабильность ситуации в Северной Корее, предотвратит гуманитарную катастрофу (по оценкам, в КНДР 25 млн. жителей — ред.), кто будет платить за это?

— Санкционный закон, подписанный-таки Дональдом Трампом, хоть большей частью и посвящён России, но касался также Ирана и Северной Кореи. Что он меняет для КНДР?

— Санкции в отношении самой Северной Кореи — не новость. В этом законе важнее другое — удар по компаниям третьих стран, которые работают в Северной Корее, в основном китайских. Это уже затронуло несколько китайских компаний, что, мягко говоря, с недоумением было воспринято в Китае. Пекин выразил протест, возмутившись тем же, чем возмутились в Евросоюзе в отношении антироссийской части этого закона — распространением американского законодательства на другие страны.

Let’s block ads! (Why?)

Рубрика: Политика

Вам могло бы понравиться:

У стен Верховной рады продолжается вече У стен Верховной рады продолжается вече
Сирийская оппозиция объявила о захвате месторождения нефти в Дейр-эз-Зоре Сирийская оппозиция объявила о захвате месторождения нефти в Дейр-эз-Зоре
Латвийские военные заметили у границ своих вод корабли ВМФ России Латвийские военные заметили у границ своих вод корабли ВМФ России
СМИ: в мае пройдут выборы в парламент Ирака СМИ: в мае пройдут выборы в парламент Ирака
©2017 RosBizInform. Все права защищены.
При копировании материалов активная гиперссылка на этот сайт ОБЯЗАТЕЛЬНА!